Женщина все твердила про свое платье и ничего не хотела слушать, вот тогда и у моей подруги-швеи лопнуло терпение и она

Я сидела у Машки на работе, она собиралась уже выходить, вот я и ждала ее. Но тут к нам зашла женщина с пышными формами: — Машенька, выручай, мне нужно подшить платье до вечера. Сегодня день рождения моего брата, у нас есть три часа на сборы. — Привет, Катя, прости, но я выхожу, у меня есть дела, сдай платье в ателье, — сказала Маша, продолжая раскладывать вещи по местам. — Так там работы на 5 минут. Я не хочу идти на каблуках, а без них платье слишком длинное. Всего на 5 сантиметров бы укоротить. В ателье сказали, что-то сломалось, кого-то нет на месте… они даже за переплату не взяли…

Я уже хотела вмешиваться в разговор, потому что та дамочка явно давила на мою подругу, но подумала, что это не мое дело, и сделала вид, будто чем-то занята в телефоне. — Я сейчас поднимусь за платьем. А ты пока включай эти свои машинки, много времени мое платье не займет. Маша грубо ответила, что мы выходим и ждать больше не будем. А клиентка разоралась, мол, она теряет свою лучшую клиентку — и вышла. На Маше не было лица. Она одна обеспечивала дочь и себя, и это дело было ее единственным источником дохода.

Я успокоила подругу, сказав, что она поступила очень правильно. Хоть платье и не могло занять больше 15 минут, но подруга проявила свое самоуважение, а это – главное. Долго потом Екатерина к Маше не ходила. Она была женщиной с формами и постоянно покупала дорогие платья, которые потом подшивала Маша. Катя в месяц платила больше, чем все остальные клиентки, так что ее обида сказалась на кошельке Маши. Через полгода я снова сидела у Маши. Вдруг к нам зашла Катя и с широчайшей улыбкой забрала какой-то комбинезон.

Оказалось, Маша начала брать двойную цену за срочность заказов, ну, а Катя уже спустя месяц после той ссоры позвонила и извинилась. Самоуважение еще никогда никому не вредило, но не надо его путать с эгоизмом. Это вещи совсем разные.