Мой брак со стороны казалось идеальным. Муж при всех вел себе заботливым, а на самом деле я была самая несчастная женщина. И вот почему…

— Галя, золотце, как же так? Я слышала Игорь тебя бросил? — Нет, это я не захотела больше с ним жить. У моей собеседницы лицо просто окаменело. — Как это… Мы же все тебе завидовали. Он такой обходительный, такой внимательный. Я промолчала, а она не могла успокоиться: — Мой муж последний раз мне пальто подавал, когда еще ухаживал за мной. А твой Игорь и пальто тебе подавал, и за столом ухаживал, и на других не засматривался. — Ну да, при мне не засматривался, а любовниц все же имел… — Ого! Даже любовниц, а не любовницу? — Ну, не одновременно, наверно, но да, он их менял…

— Это, конечно, неприятно, но я бы закрыла на это глаза. Они полигамны, это их суть. А отказаться от такого мужика, ну я не знаю… — Ну что ж, он теперь свободен. Так что, желаю успеха. И я ушла, не дожидаясь, пока она придет в себя, после моей колкости. Не хотела больше выслушивать дифирамбы своему бывшему или объяснять что-то. Кому какое дело, как мы жили? Потерпела бы она. А я не терпела? Он стал изменять мне уже через три года. Но я была такой неуверенной в себе и забитой. Не в прямом смысле слова, но все же.

Меня и родители держали на коротком поводке, и муж попался жесткий. Это на людях он был примером для подражания. А дома я была всего лишь чем-то вроде прислуги. Он требовал, чтобы я каждое утро подавала ему свежеприготовленный завтрак из нескольких блюд. Его, видите ли, мама так приучила. А еще она его приучила к идеальной чистоте. Поэтому малейшая пылинка или беспорядок могли его взбесить. Чего мне стоило выполнять все его требования, знаю только я. Ведь я еще и двух детей воспитала. Жаль, что мама его не научила с уважением относиться к своей жене.

Не объяснила, что мир не крутится лишь вокруг него, любимого. Что жене нужно помогать. В конце концов я тоже работала. Не знаю даже, в какой момент я поняла, что не живу, а существую. А жить хочется. И больше я ни под кого не прогнусь.