Этот день был плохим для Иры. Голова закружилась и она плюхнулась на пол, больно ударившись бедром. Когда приехал врач, она не поверила своим глазам.

День с самого утра пошел на наперекосяк. Забыла утром в автобусе сумку, любимую чашку сломала. С тяжёлым сердцем убрала осколки. Потом ещё и лампочка перегорела в ванной. Нервы уже не выдерживали. Ирина принесла стремянку, забралась на нее, вдруг голова закружилась, нога соскочила со ступеньки, и она плюхнулась на пол, больно ударившись бедром. На глаза выступили слезы.

Сколько можно! Количество жалости к себе достигло своего максимума и лопнуло, как мыльный пузырь. Ну кому она такая нужна? Не красавица, не богата. Родителей давно нет. Возраст уже за тридцатник укатил. Муж ушел к другой. С единственной подругой разругалась. С соседями отношения не сложились. Вспомнив ещё и про потерянную сумку, Ира совсем разрыдалась.

Встала, села на диван. Вытирая слезы, вызвала скорую, хотя по первичному впечатлению, все конечности были цены. Только на белое белая кожа раскраснелась, синяк будет. Но синяк — это не страшно. В жизни вещи и хуже есть, например, полное одиночество. Скорая приехала быстро. Врачом оказался мужчина с пронзительным серым взглядом.

Даже сквозь свои душевные муки, Ира успела заметить, что он очень хорош собой. Он ее осмотрел, от прикосновений его теплых рук, по телу мурашки побежали. Врач сказал, что с ней все хорошо, выписал пару лекарств и посоветовал не выходить из дома. Когда бригада скорой ушла, Ира снова погрузилась в самобичевание.

Только воспоминание о добрых, внимательных, серых глазах немного мешало страдать в полную силу. Вечером она поплелась в аптеку. Там случайно столкнулась в врачом из скорой. От удивления на месте замерла. — Я же советовал вам дома оставаться, — удивился мужчина. На щеках Иры вспыхнул румянец. -Да, но мне некого попросить сходить в аптеку. — Совсем некого?

-Совсем, — Ира снова расплакалась. Мужчина немного растерялся, но стал ее утешать. Проводил до дома, остался на чай. Они как-то разговорились, Ира все ему рассказала. Слушал Николай очень внимательно. Потом нежно ее обнял. Ира, всхлипывая, подняла взгляд и утонула в сером океане. Губы невольно потянулись к его губам. Так Николай остался у Иры на ночь, на ночь и на всю жизнь.